Любимая фотография

sholademi

Блог Самсона Шоладеми

Записки черного пиарщика


Previous Entry Share Next Entry
Любимая фотография
sholademi

Голодные города или аутодафе для сытых

Честно, пытаюсь понять, почему на эмоциональном уровне видео и фотографии с назидательным уничтожением санкционной еды (сыра, персиков, яблок и т.д.) вызывают у меня внутренний протест. Неприятие. Отторжение.

Нет, если просто включить логику, то всё понятно. Россия воюет с Западом: идет война торговая, информационная. Вы нам — санкции, а мы сейчас вам тоже что-нибудь неприятное сделаем. Классический принцип в межгосударственных отношениях при их обострении «око за око», «зуб за зуб» никто не отменял.

И я прекрасно понимаю, почему так публично и со смаком сейчас уничтожают санкционную еду. Специально, чтобы отпугнуть потенциальных контрабандистов. Пусть твари знают, что с их товаром будет. Мол, не прорветесь через наши кордоны на границе, суки!

И безусловно, уничтожение чужой еды должно по логике вещей каким-то образом поддержать отечественных производителей сельскохозяйственной продукции. Потому что святое место на полках наших магазинов пустым быть не должно. Налетайте товарищи, заполняйте своей продукцией. Которая, наверное, будет дешевле, да? Хорошая протекционистская мера, за которую грех осуждать свою страну с точки зрения логики государства. И патриота страны. А вы, как и я, надеюсь, тоже патриоты?

То есть я сам могу назвать еще десятки логических обоснований, чтобы оправдать то, что делается. И понять.

Начиная от примеров того, как много качественной еды уничтожается на Западе, до того, сколько килограмм несъеденных пудингов ежедневно выкидывает на помойку британская королева Елизавета Вторая.

Но я не робот, чтобы отключить эмоции, и воспринимать всё только через одну логику. На эмоциональном уровне мне противно, когда я вижу, как уничтожают еду, плод трудов человеческих.

Причем, мне неважно, где это происходит:
- как в Бельгии, где в 2009-м году фермеры, возмущенные падением цены на их продукцию в два раза, демонстративно слили в землю 3 миллиона свеженадоенных литра молока

1


- или это жгут свои персики испанцы
- или как недавно одна подмосковная компании грозилась уничтожить весь свой июньский урожай клубники

Мне эстетически неприятно, когда такие кадры показывают публично. Есть в этом акте публичного уничтожения еды, какими бы благими целями или мотивами оно ни было продиктовано, что-то цинично-идиотское, когда это специально выставляется на показ. Аутодафе для сытых.

Как мы дошли до жизни такой, и кто виноват?

Наше современное общество — не только в России, а вообще в большинстве стран мира. Это общество потребления, где сакральная ценность многих продуктов (не его себестоимость, а ценность иного порядка, из серии «хлеб – всему голова») потеряла свой смысл.

Недавно я прочитал очень интересное исследование англичанки Кэролин Стил «Голодный город» о том, как еда определяет нашу жизнь. Гениальная книга, которую я настоятельно рекомендую многим из вас. Так, в «британских семьях ежегодно выбрасывается 6,7 миллионов тонн еды – треть всех продуктов, что мы приобретаем, — пишет автор, — конечно, столь невероятная доля отходов возможна только в обществе, где еда больше не ценится, где утрачено ощущение безнравственности подобного расточительства».

Думаете, мы в России лучше них? Ничуть. Также расточительно себя ведем. Но есть одно «но».

Эпоха становления относительно благополучного «общества потребления» началась у нас сравнительно недавно – с начала 2000-х. Прошло не больше 15 лет. Поэтому в народе еще сильна память о тех временах, когда качественных продуктов было мало. И был, с одной стороны, определенный культ хорошей еды, а с другой – бережное отношение к еде вообще. Которое в моем детстве начиналось с рассказов о том, как люди в блокадном Ленинграде берегли хлеб, и ели всё до самой последней крошки. Бабушка в детстве меня тоже ругала, если я оставлял на столе недоеденную корку. Это настолько въелось мне, что я до сих пор теперь хлеб выкинуть в мусорное ведро не могу. Любой другой продукт да, легко, но не хлеб!

Бабушка знала цену еде не только потому, что вместе со всей страной во время войны недоедала, но и потому, что у нее от полуголодного состояния (пропало молоко) умерла в 1943-м году на третьем месяце дочка, моя тетя.

Ни одного меня так воспитывали, что нельзя так с едой публично поступать, «расчеловечивать» трактором на телекамеру.

4

Удивительно, как много в моей ленте людей, с самыми разными и порой диаметрально противоположными политическими взглядами, единодушно возмутились публичным уничтожением еды, от либералов, симпатизирующих Украине и Западу, до «крымнашистов», типа меня. Включили эмоции, а не логику, какой бы оправданной высшими интересами государства и права она ни была. У народа включилась нормальная человеческая реакция. Базовая реакция адекватных людей. Отсюда и те рекордные 300 тысяч голосов в петиции против уничтожения санкционной продукции. Да, есть и те, кто приветствует такое закатывание еды под трактор, уничтожение её разными способами и публичное освещение этого, отчет в стиле военных сводок с мест, сколько, в каком регионе тонн вражеского хавчика ликвидировано. Но таких, по крайней мере, среди моих знакомых в сети, удивительное меньшинство. К чему это аутодафе для сытых в не самой сытой стране?

Другая сторона медали общества всеобщего потребления, дурацкий принцип, «когда не себе, не людям». В 18 лет моя жена по студенческой программе «Work and travel» поехала в США. Она три месяца работала официанткой в одном городе в штате Вирджиния в ресторане сети Ponderosa Steak House. Работала и параллельно практиковала английский язык, что вполне распространенное дело для иностранных студентов в Америке. Так вот, она с удивлением вспоминает, сколько хорошей непроданной еды каждый вечер выкидывал на помойку ее ресторан. При этом бесплатно взять себе выбрасываемую еду кому-нибудь из официантов или других сотрудников ресторана запрещалось. Можно было, но только за деньги. Бери, но за почти полную стоимость, с небольшой скидкой. А бесплатно – ни-ни. Даже если завтра это отвезут на помойку.

Где здесь здравый смысл?

Именно поэтому в моей ленте очень много тех, кто призывает эмоционально не «уничтожать еду», а бесплатно раздать ее малообеспеченным слоям населения, беженцам или отправить в качестве гуманитарной помощи на Донбасс, или еще что-то с ней разумное сделать, а не просто выбрасывать, давить. Конечно, все эти эмоциональные доводы бьются взвешенными логическими и экономическими контраргументами противников этих идей. Которые разумно рассуждают: если начать централизованно раздавать конфискованную санкционную еду, то это потребует отстроить такую новую логистику и потребует так много дополнительных денежных затрат, что лучше и дешевле для бюджета страны, извините, но уничтожить еду, чем брать на себя геморрой по его распределению и контролю. Логично? Логично!

Но когда, например, налоговая служба просит моего знакомого заплатить недоимки в размере 56 копеек и тратит на письменное извещение об этом сумму в несколько десятков раз больше, чем он должен государству, выглядит это парадоксальным. И немного абсурдным.

Также, как и публичное аутодофе с истреблением санкционной еды.

По-моему, власть совершает сейчас большую ошибку, если не сказать больше, глупость, показывая по центральным телеканалам кадры, как уничтожаются продукты.

2

Если бы сейчас был СССР и темой освещения борьбы с санкционными продуктами в СМИ занимались бы советские пропагандисты, настоящие профессионалы своего дела, закаленные в идеологических боях, то они бы такого позорного промаха не допустили. Да, эту продукцию также бы уничтожили, но по-тихому, в рабочем порядке, как это делают везде, в разных странах, и не стали бы из этого создавать информационный повод для глупого пиара, понимая, что эмоционального вреда от него будет гораздо больше, чем сиюминутной выгоды. Люди стратегически что ли как-то масштабнее мыслили.
Высказываю свое мнение как человек, который работает со словом в тексте, в сфере рекламы и представляет, как от разных форм подачи одних и тех же фактов меняется восприятие аудитории. Так вот, сейчас это делается очень топорно.

В вопросах внешней политики я, конечно, за Крым, я, конечно, за Донбасс, но в вопросах внутренней политики такие ляпы с публичным тиражированием уничтожения продуктов, которые я воспринимаю как глупость, идиотизм, вызывают у меня чувства раздражения и неприятия.

Вчера в своем любимом магазине «Полярная звезда» на Напольном проспекте, где по дороге домой всегда покупаю еду, стал свидетелем замечательного короткого диалога между продавцом и покупателем:
- А почему яблоки подорожали, это наши же? – спросила пожилая женщина
- Потому что санкционные прекратили завозить. Видели, как давят на границе? — ответил ей продавец. То ли шутку, то ли всерьез.

Я не понял.

Брожение в умах, особенно в России, начинается тогда, когда включается не логика, а эмоции.

Запись опубликована Блог путешествий Самсона Шоладеми.Вы можете оставить комментарии здесь или тут


Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account