May 29th, 2019

Любимая фотография

Москва, спаленная благоустройством, протестам отдана

Лето -благодатная пора для властей любого города. Часть жителей уезжает в отпуск, часть живет на дачах, часть заняты чем-то более приятным или ремонтом, поэтому на решение всяких других проблем не остается ни сил, ни желания. Протестная активность летом всегда везде угасает, в Москве, где перед выборами в начале сентября уже сейчас приглушают предвыборные кампании, она и вовсе стремиться к нулю.

По мнению властей.

По факту же получается, что протесты постепенно нарастают по всему городу. Чтобы разобраться в их природе, давайте обозначим основные их виды, характерные для протестов в городах вообще.

Первый тип протестов -это оппозиционно-организованные. Как мы видим сейчас, в Москве с этим довольно печально.

Последний пик активности был связан с реновацией, с началом всей программы, сейчас активность спала, оппозиция стала уже не та, никто на Болотную и другие площади серьезно выходить не желает. До революции «желтых жилетов», скажем прямо, очень и очень далеко. Нет и лидеров, которые способны сегодня организовать более-менее внятный протест. Кери Гуттенбергер ушла в свой мир розовых пони и цветастых обоев с позолотой, Юлия Галямина занимается проблемами обычных жителей (по мере сил), Сергей Митрохин отвлечен на собственную предвыборную кампанию (отдельные протесты на Б.Очаковской настолько локальны, что их можно не учитывать). Яшин… Даже не знаю, чем он там сейчас вообще занят. Есть еще Люся Штейн, но она на роль Жанны дАрк, извините, не тянет никак, даже, извините, с голой грудью.

Опасаться этого типа протестов властям в Москве не стоит.

Второй тип протестов – это иностранно-организованные. Это тот самый заговор Госдепа, в который можно верить, можно не верить, но он есть, но не здесь и не сейчас. Как бы мы не критиковали наши спецслужбы, как бы не пытались выставить их в неприглядном свете, но по этому направлению они работают хорошо. Печеньки раздавать у нас не разрешат, это точно. Тут же заберут в автозак и еще вкатают какой-нибудь иск от санэпидемконтроля за нарушение норм распространения продуктов питания.

На этот счет власти Москвы также могут быть спокойны совершенно точно.

Опасаться в Москве нужно третьего типа протестов – народные. Это когда без особых лидеров, по мановению души и от накопившегося общего гнева. Примерно тоже самое, как было в Екатеринбурге. Но на Урале был один конфликт, и на его устранение были брошены все тяжеловесы (ход с прыгающей молодежью я до сих пор считаю гениальным ходом власти по дискредитации всей идеи протеста). В Москве таких конфликтов назревает сразу несколько, причем в самых разных районах города. Люди протестуют против благоустройства.

И если в случае с Лосиным Островом, где хотят под магистраль и коммерческую застройку отрезать целый кусок леса, это еще понятно (люди действительно возмущены), то в случае с возмущениями жителей, например, Капотни это уже однозначно выглядит как скоординированный протест против властей. Потому что ну кому-кому, а Капотне против благоустройства выступать как-то странно. И жителям Люблино с Марьино, построенным на полях аэрации возмущаться благоустройством как-то странно, это явно не Фили (не хочу никого обидеть, но из песни слов не выкинешь, а история Москвы такова, какова она есть, со всеми ее могильниками, захорошениями отходов и бывшими полями аэрации).

Тем не менее, мы видим стойкое, стабильное возмущение планам мэрии по всей территории Москвы.

Так ли уж не устраивает жителей именно благоустройство? Они не хотят нормальных парков и чистых прудов?

Я думаю, что нет. Хотят.

Но жители устали от наплевательского отношения к ним на всех уровнях власти. Жители устали не на уровне политических лозунгов и заявлений, а на уровне кухонь. Протест постепенно накапливается, а это, как мы помним из нашей собственной истории, ничем хорошим никогда не заканчивается. И тогда, каких бы политтехнологов ты не звал, как бы не пытался манипулировать общественным мнением, грянет бунт.

Беспощадный и сметающий все на своем пути.

Но летом этого не будет. Летом все в отпусках и на дачах. Уехали, увезя этот бунт с собой.

Власти знают, что им не нужно бояться лета. Жаль, что власти забыли, что им нужно бояться бунта.